11 Января 2012

Субмарина посреди Невы

В глубине Васильевского острова гнездится подводная лодка типа Д «Народоволец». Ее вынули из милой дизельному нутру стихии, изрядно протащили по грязюке и распяли обывателям на потеху. Другое дело субмарина С-189, установленная два года тому прямо в фарватере Невы у храма Успения Пресвятой Богородицы (прямо перед 16-й и 17-й линиями, чтобы быть точным).

Если верить ветеранам-подводникам, на попечении которых находится лодка, установил ее адмирал-миллионер, подняв со дна морского и собрав по частям на собственные деньги. А история получилась весьма примечательная. Если Вторая мировая оказалась преимущественно наземной, то сразу по ее окончанию решили готовиться к Третьей мировой. Поскольку потенциальный противник был заморским, то потребовался сильный флот. Крейсеры и всякую прочую шушеру высшие чины типа Жукова не сильно жаловали, потому запустили «Проект 631» и наплодили немерено подводных лодок. К примеру, со стапелей сошло больше двухсот средних сумбарин под литерой «С», что значит «средняя» (Сделаю отступление, немцы перед ВОВ поступали на редкость похоже.)

Экипаж С-189 — 54 человека, хотя на ней и двум группам по десять посетителей тесно. Чтобы хоть как-то сосуществовать, моряки трудились в три смены. Тому способствовало и количество коек: по одной на троих. У каждого свои постельные принадлежности. Раз в неделю белье собиралось в одну благоухающую кучу и сбрасывалось за борт. Так получила свое развитие концепция химической атаки. Койки, кстати, метр шестьдесят, чтобы не очень-то нежились.

Главное в такой машине (даже не машине, а махине) — функция. А ее функция — довезти ядер до супостата и всадить ему по самые гланды. Потому никаких излишеств, все ради идеи. Срок автономного нахождения в море — 30 суток. При этом на все про все 6 тонн пресной воды (6 тонн / 30 суток / 54 человека = да вы там вообще охренели?!). Холодильников нет, поэтому с собой только консервы.

Еда готовится на специальной плите с высокими бортиками — чтобы кастрюли не опрокинулись при качке.

Зато подводникам полагалась особая нямка. Хочешь — шоколад, хочешь — рыба сушенная, хочешь — вино красное. Не жизнь, лафа!

Правда, терморегуляция, кондишн, калориферы и фены остались на берегу — температура на подводной лодке не отличалась от температуры окружающей среды. То есть воды. Поход в Северный Ледовитый? Что ж, бывает. Хочешь погреться — бегом в моторное отделение.

Дизели отлично согревают, но грохочат. Вопрос старичку-экскурсоводу: «Здесь шумно-то было?» — «Нет, ни старпом, ни командир сюда не захаживали». Да, на заметку, на подлодке командир, а не капитан. Так-то.

А кушал высший руководящий состав вот тут, в кают-компании. Сбоку примостился стеснительный Давадер.

Морские языковые привычки прут изо всех щелей. Думали, «компАс» — это верх изуверства? Отнюдь, на борту в ходу исключительно «кОрмы» да «маЯки». А если что, экипаж хватается за «заручное оружие»:

Захотелось повоевать — айда в торпедный отсек.

Тут, как правило, не развернуться из-за обилия взрывоопасных сарделек. Правда, здесь еще и спать приходилось. И спасаться, ежели чего. Спасаться надо умеючи. Во-первых, нахлобучить вот эту замечательную хламиду. Можно даже на аватарку взять. Чем не стимпанк?

Свинцовые стельки, нагрудная амуниция весом в 15 килограмм, мутные стекла — все по высшему разряду. Потом надо залезть сюда:

На спине. Головой вперед. И дрыгая ногами ползти метров восемь, пока не спасешься застрянешь.

Торпеды бывают разные. Бывают по миллиону (интересно, в какой валюте) — попугать, там, или для тотальной аннигиляции. Бывают короткие и толстые — они имитируют жизнедеятельность подводной лодки и вводят противника в заблуждение. На фотографии сверху — боевая, снизу — запутывающая.

А вот если удача повернулась к подлодке кормой — вентиль прохудился, глубинной бомбой шандарахнули, — то наступает время клеить ласты. Пробоину в обшивке залатать проблематично, ибо все стенки завешены кабелями и аппаратурой, а вода из окияна поступает под давлением хлещет, что мама не горюй.

Коли начало затапливать, выход один — загерметизировать отсек. Жаль, что лодка однопалубная. Если подтопит по центру, то шансы помножиться на ноль резко возрастают. С пожаром все интереснее. Полыхнуло (а горит здесь все задорно, с хрустом и чавканьем) — люки закрываются, следующая станция «впрыск газа» (нет кислорода — нет пожара). На спасение угорающих дается пять секунд. За это время надо потянуться к закрепленному на поясе футляру, открыть его, достать маску и надеть. Поскольку маска тяжелая, и некоторые многие никто ее с собой не носит, процедура спасения обрывается на пункте «потянуться к футляру».

И даже если враг обошел вас стороной, никто не мешает потонуть самостоятельно. Нужно умело распорядиться имеющимися в наличии двигателями. Всего их три вида. Слабенький электродвигатель развивает порядка 3 км/ч и особой погоды не делает.

Мощный электродвигатель дает погонять по водным просторам, но за час выедает аккумуляторы подчистую. Плюс есть дизели — основная движущая сила. На них следует ходить ночью, потому как сперва необходимо всплыть и раскочегариться (дизельные двигатели без воздуха работают на удивление недолго). Но наши нанотехнологии самые нанотехнологичные в мире — поэтому подлодки могут использовать дизельные двигатели, даже находясь под водой. Неглубоко — на перископной глубине. Нужно поднять специальный воздухозаборник, после чего можно спокойно плыть, орашая округу едким запахом гари. Но не надо радоваться раньше времени. Если разразится шторм и эту трубу захлестнет волна, то лодка потонет. Что как минимум один побратим С-189 и сделал.

Зато, если все делать по науке, никто тебя на дне морском не найдет и вдарить из всех торпедных аппаратов не помешает. Во-первых, минимум электроники. Даже собственное местоположение штурманы вычисляют по положению камушков на дне и местам нереста рабы чутью. Ночью появляются подсказки — звезды. Выпущенную торпеду тоже не перехватишь — никакого «свой—чужой» и прочей новомодной лабуды. Вся наводка осуществляется в ручную, и торпеды после запуска оказываются в неконтролируемом и бескрайне свободном плавании.

Кстати, про свободу. Место на невском пирсе, конечно, козырное. К примеру, с набережной не видно очереди у подлодки. Но есть и существенный минус. На том же причале швартуются иноземные лайнеры. Один — не беда. А вот если два, то пограничники аккуратно оцепляют все окрестности и доступ к С-189 временно прекращается.

В другие же дни бравая команда ветеранов (очень задушевно рассказывают, любо-дорого послушать), а скорее таинственный адмирал-миллионщик стригут приличные барыши. Взрослый билет 300 рублей. В зимние праздники за день к ним наведывается по 250 человек. Летом, говорят, вообще очереди по три часа. А зимой, как сейчас, мы прождали всего час. Посреди Невы, Дождь только-только прекратился, а ветер как раз раздухарился. Но оно того стоило.

 

На днях дополню еще несколькими прелюбопытными фотографиями с командирского мостика С-189.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru livejournal.ru
blog comments powered by Disqus