7 Января 2013

Хельсинки — это

Рассаживайтесь, детки. В продолжение нескольких не в меру длинных и занудных лекций (но местами с картинками!) я расскажу вам, откуда есть пошел град Хельсинки и что он из себя представляет.

 

Буде подбежит к вам завтра или в другой погожий, а впрочем равно и непогожий день человечек и ну приставать: скажи да скажи, что же такое этот ваш Хельсинки, — то не мешкайте особо, вдохните глубоко и отвечайте без обиняков. Хельсинки как субъект национального масштаба (а это, напомню я вам, ни много ни мало столица Чухонской губернии с пятьюстами тысячами душ населения) зародился единственно по попустительству царевны Софьи. Если же (а это как пить дать так и произойдет) человечек этот окажется не в меру любознательным и, хлопая рыбьими глазками, заартачится: мол, это еще что за тарабарщина такая, — мой вам совет: не горячитесь и развивайте мысль дальше. Правда на вашей, великодержавной, стороне, что бы себе ни думали эти сепаратисты недобитые.

Да, стало быть, продолжайте: именно царица Софья проиграла игру престолов™ господину Петру Алексеевичу Романову, вследствие чего тот укрепился на том самом выигранном престоле, начал воевать шведов, рубить евро-окна, зваться императором и вообще безобразничать по-всякому. Набедокурил до того, что отхватил земельки под Охта-центр и перенес заодно столицу к черту на кулички (если смотреть геополитически, то сущее безумие). Нормальные цивилизованные шведы, понятное дело, крепко задумались и попытались «максимально митигировать потенциальные негативные последствия экспансии» восточных орд, пользовавшихся таким небольшим читом, как неограниченные ресурсы.

Потому потесненные воины Тре Крунур заложили недалеко от свежеиспеченного Питера крепость, равных которой было мало. Судя по всему, только одна. Потому что промеж себя нарекли ее люди Северным Гибралтаром. Официально же звалась она Свеаборгом. А разместился же «их ответ нам», как уже было сказано, в вассальной рыбной провинции — Финляндии. Восточнее стольного Турку, километрах в четырехстах от СПБ тчк ру. На острове под деревенькой Хельсинки с населением в полторы тысячи человек. То есть и не совсем приют убогого чухонца, но вот приютЫ — то слово.

Вслед за местечково легендарным отцом твердыни Эренсвярдом (о! беспощадная русская транскрипция) подвалило французское, то есть союзническое золото, черенки (кстати, очень важная деталь, постоянно упоминающаяся финнами при описании 40-летнего строительства) стародавнего друга Эренсвярда, каменщики, плотники, солдаты, офицеры, а за офицерами и их жены. Поскольку Аймаксов еще не существовало, а развлечений душа требовала, то начались балы. И как начались, так и не думали заканчиваться. Вот и появилась на мшистых топких берегах цивилизация.

Вслед за стройкой века (крупнейший шведский строительный проект, если не врут) вырос и питающий крепость Хельсинки, а там и вся южная Финляндия подтянулась. Хельсинки развился до того, что вскоре свинтил у Турку право зваться первым средь чухонских городов и вообще катался как кот в масле.

С неприступной крепостью — Свеаборгом, — как это обычно и бывает, судьба-злодейка поступила буквально по-злодейски. Настоящую осаду Северный Гибралтар пережил только раз, и то в гарнизоне уже сидели русские, а бомбардировал укрепления объединенный французско-английский флот. Артобстрел был очень удачный, русские, так и не удосужившиеся поменять со шведских времен артиллерию, просто не добивали до союзнических кораблей, но взять форт так и не дали.

Потеряли же шведы свой Свеаборг в прямом смысле на соседнем, что твое футбольное поле, островке. С русской стороны — мы тогда нападали, шведы защищались — подплыли какие-то чины, из Свеаборга комендант. Шведские солдаты были готовы биться до последнего, благо численное превосходство было на их стороне, а время работало против славян — после вскрытия льдов российская армия за пару веков до Второй мировой узнала бы, что такое «попасть в котел». Однако комендант ничтоже сумняшеся сдал вверенное ему хозяйство и по причине некоторого недовольства со стороны соотечественников больше на территории Швеции никогда не появлялся, так и оставшись в крепости, чуть ли не на той же должности.

Русские владели Свеаборгом около века, успев застроить Хельсинки православными храмами, угробить крутейшие сухие доки, ну и, как я уже писал, чуть не сдав крепость англо-франкам по причине веры в авось. Кстати, после той войны, уже оправившись, Российская империя понатыкала по периметру острова (а вообще Свеаборг находится на семи островах) мощной артиллерии, но, естественно, по закону подлости вступить в бой ей уже было не суждено.

После революции 17-го Финляндия получила долгожданную независимость и почти сразу переименовала Свеаборг (шведская крепость по-шведски) или Виапори (то же самое по-фински) в Суоменлинну (финская крепость по-фински), благо и повод подвернулся — 170 лет с года начала строительства крепости.

Так-то так, отвечайте рыбоглазому человечку, Россия-матушка послужила первопричиной разрастания этих ваших Хельсинок, где теперь в каникулы финна днем с огнем не сыщешь, а «такс фри» самое ходовое выражение. А еще вернее виновата царевна Софья, что проиграла игру престолов.

Ну а картинки будут в следующих постах, непосредственно посвященных посещению Хельсинки и Суоменлинны.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru livejournal.ru
blog comments powered by Disqus